Avatar of joy

by

Александра Яковлевна Ефименко

18 Ноябрь 2009 in Некрологи

В Харькове в революционные годы погибла насильственною смертью замечательная труженица науки Александра Яковлевна Ефименко (урожденная Ставровская).

Александра Яковлевна ЕфименкоПокойная родилась в 1848 году в семье чиновника Архангельской губернии, училась в Архангельской гимназии, была учительницей в Холмогорах и там вышла замуж за ссыльного Петра Саввича Ефименко, этнографа и исследователя народного быта и обычного права. Разделяя ученые интересы своего мужа, Александра Яковлевна сама обратилась к изучению народных обычаев, верований и правовых понятий на ее родине — на крайнем русском севере. Ее увлекала «исключительная наклонность великорусского племени к коллективизму, его способность к творчеству в сфере общественных форм». От изучения артелей на севере она перешла к изучению вопроса о происхождении там сельской поземельной общины. По ее собственным словам, она «не убоялась на два года всецело погрузиться в изучение архивных документов, чтобы почерпнуть себе желаемое знание у самых его источников». Результатом было знаменитое исследование «Крестьянское землевладение на крайнем севере», напечатанное в «Русской Мысли» за 1882 г. и перепечатанное в сборнике статей А. Я-ны «Исследование народной жизни Выпуск первый. — Обычное Право» (М., 1884). Работа эта была по заслугам оценена специалистами и создала А. Як-не почетную известность. Но самому автору казалось, что в журнале «работа эта была, можно сказать, не замечена публикою», и, перепечатывая ее, автор делает попытки «победить читательское равнодушие и скуку» некоторыми пояснительными указаниями на смысл и значение работы. Из этих указаний (помещенных в предисловии к «Исследованиям народной жизни») видим, что сама А. Як-на ценила эту свою работу «выше всех своих остальных работ по обычному праву» и сознавала, что ей первой удалось с большим трудом восстановить по архивным документам долевое владение, как переходную форму к современной поземельной общине. Значение архивных находок А. Як-ны и ее выводов в общем ходе изучения нашего крестьянского строя было очень существенно и сразу определило почетное положение А. Я. Ефименко в кругу наших этнографов и историков права.

На археологическом съезде 1893 года в Вильне A.Я. Ефименко выступила с докладом о «копных судах в левобережной Украине», и это ее выступление подало [618] повод к внушительной овации: по предложению председателя заседания В. Гр. Васильевского, Съезд приветствовал А. Як-ну, как выдающуюся русскую женщину, уже составившую себе громкое имя в науке. Эти годы были временем перелома в научных интересах А. Як-ны. От изучения севера она перешла к изучению южной Руси и Украинского народа. Обстоятельства личной жизни заставили ее покинуть север и переселиться в Малороссию, куда переехала ее семья. С этих пор внимание А. Як-ны приковано к украинскому народу, к его землевладению и правовому быту, к его истории. Исследования А. Як-ны в этой области собраны в ее изданиях: «Южная Русь. Очерки, исследования и заметки Александры Ефименко» (2 тома, СПб., 1905) и «История украинского народа» (2 выпуска, СПб., 1906). Знаменательно, что выпуская в свет этот последний труд, А. Як-на сочла нужным в предисловии к нему заметить, что «автор настоящего труда, посвященного южно-русской истории, как по своему великорусскому происхождению, так и по симпатиям, обнаруженным в изучении северно-русского юридического фольклора, должен стоять вне подозрений в южно-русском национальном субъективизме». Позднее, с 1907 (приблизительно) года А. Як-на переселяется в Петербург и вступает в состав преподавателей высших женских курсов. В 1910 году, по случаю сорокалетия учений деятельности А. Як-ны, Харьковский университет возвел ее в степень доктора истории (honoris causa), а совет высших курсов избрал ее профессором курсов. Все годы преподавания на курсах А. Як-на читала специальные курсы преимущественно по истории южной Руси и вела семинарии по излюбленным темам «юридического фольклора».

В годы революции А. Як-на оказалась в Харькове, где и ждала ее напрасная смерть. Принимая на себя ответственность за точность сообщения, некто Б. Элькин сообщал в 1919 году в газетах, что убийство А. Я. Ефименко произошло в Харькове во второй половине декабря 1918 г. или в самом начале января 1919 г. вскоре после занятия Харькова войсками Петлюры: «ее убили солдаты Петлюровского войска — убили за то, что она не хотела выдать солдатам спрятавшихся в ее квартире двух дочерей Харьковского губернского старосты (представителя гетманской власти) Неклюдова … донос привел солдат к квартире Ефименко, где спрятались две дочери Неклюдова; Ефименко отказалась выдать их, заявив, что у нее никто не спрятан; был произведен обыск, девушки были обнаружены, убиты, и их участь тут же, на месте, разделила А. Я. Ефименко».

Так погибла 70-летняя ученая труженица, вся жизнь которой бы положена на служение народу путем любовного, сочувственного изучения его быта и его «внутренней правды». По требованию своей души, своего «стремления к народу», А. Як-на считала своим долгом «проникнуть во все особенности нравственных и правовых воззрений народа». Она жила всю свою жизнь в тесном общении с народною массою, почитая ее «активным элементом» русской общественной жизни и «ежеминутно, ежесекундно чувствуя на себе страшное давление этой народной массы». Типичная народница, А. Як-на от природы была одарена не только идеалистическим темпераментом, но и трезвым, даже холодным, сильным умом юридической складки и в то же время художественным чутьем и литературным талантом. Жизнь выработала в ней привычку к сдержанности и замкнутости на людях, а ее природа, богатая и сильная, сказывалась в ее трудах богатством бытовых картин, художественного изображения, силою анализа и редкою объективностью суждений. Знакомство с трудами А. Як-ны вызывало изумление пред многогранностью и яркостью ее личности, а непосредственное с нею самою знакомство приводило к сознанию, что личная жизнь этой замечательной женщины, по-видимому, не [619] баловала ее внешними успехами и утехами. С искренним удовольствием вспоминаются поэтому те публичные знаки признания и почтения, которые А. Як-на видела от многолюдных общественных собраний в Вильне в 1893 году и много позднее на диспуте М. А. Островской в Петербургском Университете, где профессорская коллегия и публика горячо приветствовали А. Як-ну, как одну из самых выдающихся русских женщин нашего времени.

С. Платонов.

Comments are closed.