Avatar of joy

by

Григорий Гаранян

12 Январь 2010 in Некрологи

big_pic_281433.thumbnailЗнаменитый джазмен Григорий Гаранян умер в разгар гастролей. Это произошло утром 11 января в Краснодаре. Автору известной всем музыки к десяткам советских фильмов было 75 лет.

Сердце Георгия Гараняна остановилось утром в понедельник. В это время музыкант находился в Краснодарской клинической больнице скорой помощи. По словам его вдовы Нелли Закировой, Гаранян лег в больницу на обследование после того, как в воскресенье в аэропорту почувствовал себя плохо. Смерть наступила неожиданно для врачей и родных.

Гаранян приехал в Краснодар, чтобы 13 января участвовать в концерте памяти Леонарда Гатова, бывшего руководителя Краснодарского творческого объединения «Премьера». Гатов, умерший летом 2007 года, был другом джазмена. Гаранян руководил в составе «Премьеры» Краснодарским биг-бендом. Через три дня после концерта памяти Гатова, 16 января, Георгий Гаранян должен был выступать в Красноярске вместе со знаменитым французским композитором и пианистом Мишелем Леграном. У него было ещё множество планов – он привык давать больше сотни концертов в год, не переставая писать музыку и записываться с музыкантами в студии. Однако этим планам не суждено было сбыться.

Учился на станкостроителя, а стал саксофонистом

Георгий Гаранян родился 15 августа 1934 года в семье инженера и учительницы. Сам он рассказывал, что джаз услышал впервые в военные годы, еще подростком, когда к нему попали пластинки советских, и не только, джазменов. Потом начал слушать «Голос Америки» и пытался записывать ноты – при том, что специального музыкального образования у него не было. Когда пришла пора поступать в вуз, он выбрал Московский станкостроительный, но, окончив институт в 1957 году, по специальности не работал ни дня. Зато во время учебы играл в институтском эстрадном оркестре на рояле.

Саксофон освоил самостоятельно и почти случайно: ему поручили отнести инструмент в починку, а Гаранян немного «задержал» его у себя, решив потренироваться, и что-то получилось. Тогда о настоящем мастерстве еще говорить не приходилось, но упорные занятия и репетиции в составе молодежного оркестра ЦДРИ дали результаты. В 1957 году, во время Всемирного фестиваля молодежи в Москве, оркестр получил серебряную медаль на джазовом конкурсе, а Гараняна пригласили на международный конкурс в Варшаву.

На конкурс, однако, Гаранян не поехал. Больше того, успех их оркестра под управлением Юрия Саульского привлек к бэнду внимание совсем иного рода: разгромный фельетон в «Крокодиле», гневная статья в «Советской культуре», обвиняющая музыкантов в «утере самостоятельности». Вскоре деятельность оркестра была прекращена.

Два явления у Лундстрема

Совсем скоро, в 1958 году, Георгия Гараняна пригласил к себе в коллектив Олег Лундстрем, легендарный джазмен, тогда только что вернувшийся из Китая. Гаранян стал первым советским джазовым музыкантом, приглашенным в оркестр под руководством Лундстрема. Тот взял Гараняна шестым саксофонистом – и со временем он стал первым.

И все же в 1966 году музыкант ушел от Лундстрема, получив приглашение из Концертного эстрадного оркестра Всесоюзного радио и Центрального телевидения под управлением Вадима Людвиковского. Вернулся он к нему через 37 лет, в 2003-м – уже главным дирижером и позже – руководителем.

Между этими двумя «явлениями» в оркестре Лундстрема в жизни Георгия Гараняна произошло многое. Когда его пригласили к Людвиковскому, пришлось экстерном буквально за один день сдавать все экзамены за дирижерские курсы при консерватории, где он учился. Коллектив Людвиковского сделался популярен и знаменит, пьесы в исполнении джаз-банда зазвучали на волнах «Голоса Америки», и он поплатился за это так же, как когда-то молодежный оркестр ЦДРИ. Оркестр закрыли. Гараняна же пригласили возглавить оркестр студии грамзаписи «Мелодия».

Именно этот коллектив он впоследствии называл своим самым любимым, несмотря на то что в 1982 году покинул его из-за конфликта со студией (в 1991-м оркестр «Мелодия» распустили).

Кино, «Мелодия» и аранжировки

Вместе с оркестром «Мелодия» Георгий Гаранян работал с Аллой Пугачевой и Давидом Тухмановым, Львом Лещенко и Владимиром Высоцким. Оркестр делал обработки народной музыки, записывал музыку для кинолент и мультфильмов, джазовые пьесы.

Параллельно Гаранян работал дирижером оркестра Комитета по кинематографии. «Приключения Буратино», «Ирония судьбы, или С легким паром», обе ленты по «12 стульям» Ильфа и Петрова – во всех этих фильмах звучит музыка, записанная оркестром под руководством Гараняна. Более чем в трех десятках картин он выступил композитором: «Волшебный фонарь», «Руанская дева по прозвищу Пышка», «Рецепт ее молодости», ставший лучшим музыкальным фильмом 1985 года, и, конечно, «Покровские ворота».

Георгий Гаранян был еще и очень талантливым аранжировщиком, умевшим сделать джазовыми хитами и «Катюшу», и «Аве Марию». Свой опыт аранжировщика он описал в учебнике, вышедшем в 1970-е годы: до сих пор по этой книге учатся студенты музыкальных училищ и консерваторий.

Также Гаранян дирижировал оркестром Цирка на Цветном и руководил Московским, а позже – Муниципальным биг-бендом (Москва – Краснодар). В 2004-м воссоздал «Мелодию» (в 2006-м она превратилась в биг-бенд Георгия Гараняна), записав с оркестром аранжировки знакомых всем песен из советских фильмов. Он стал первым российским джазменом, получившим звание Народного артиста и Госпремию России, а его альбом, записанный с американцами Oregon, номинировался на «Грэмми». Со своими бэндами и в составе других оркестров он постоянно ездил с концертами по стране и миру и не собирался уходить на покой. 15 августа минувшего года Георгий Гаранян отметил 75-летний юбилей.

Дмитрий Ухов, джазовый критик, председатель Московской ассоциации джазовых журналистов Георгий Гаранян был представителем самого первого, послевоенного поколения. Самое главное, что он сделал – с успехом ввел джаз в популярную музыку, несмотря на все сложности, сделав джаз частью всеобщей сначала советской, а потом российской популярной музыки.

Кирилл Мошков, главный редактор портала Jazz.ru Георгий Арамович Гаранян – действительно «последний из могикан». Он был одним из советских «джазовых инженеров»: во второй половине 50-х личный состав советского джаза интенсивно пополнялся музыкантами-любителями, значительная часть которых пришла из технических вузов. В каком-то смысле это поколение и было первым поколением советского джаза: хотя «инженеры» еще взаимодействовали со старыми зубрами довоенного джаза, мышление их, их эстетические и личные устремления совершенно отличались от всего того, что руководило тогдашними «ветеранами» поколения Цфасмана и Варламова. «Инженеров» воспитал не старый советский джаз, их воспитал Запад: через передачи «Голоса Америки» и бархатный голос ведущего Уиллиса Коновера, через контрабандные грампластинки и, как ни странно, через общение с музыкантами, имевшими настоящий «заграничный» опыт. Гаранян был первым «советским», кого приняли в сплошь «заграничный» состав оркестра Олега Лундстрема, переехавший на историческую родину из послевоенного Шанхая. Потом был джаз-оркестр радио и телевидения под руководством Вадима Людвиковского, а когда новое начальство Гостелерадио разогнало его в 1973 году, Гаранян принял предложение возглавить эстрадный оркестр фирмы “Мелодия” – и следующие два десятилетия его работы были связаны именно с ним. В этот период он был, строго говоря, продюсером, занимаясь главным образом аранжировками и записью оркестрового материала с эстрадными звездами. На саксофоне он поэтому не играл почти 20 лет и, когда в начале 90-х вновь взял инструмент в руки, испытывал в связи с этим некоторые трудности (полностью, строго говоря, так и не преодоленные). Зато в постсоветской России Георгий Арамович стал самым занятым бэндлидером (было время, когда он одновременно руководил четырьмя оркестрами, в том числе оркестром им. Олега Лундстрема и Краснодарским муниципальным) и одним из самых напряженно гастролирующих джазовых музыкантов. Мне год назад довелось видеть, как Гаранян дирижировал возобновленным оркестром «Мелодия» (сам он называл его просто «биг-бенд Георгия Гараняна»): подводя к неизбежному «Каравану» Хуана Тизола, он проскандировал в микрофон зачин классической музыкантской шутки: «Какая песня без баяна, какой концерт без…?» А публика в один голос ответила: «…Гараняна!».

Comments are closed.